Общественно-политическая сетевая газета Содействия Доступности Правосудия Российской Федерации

22 июл 2017 года суббота

Правозащитница Ева Меркачева - о «законе садистов»

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который переводит некоторые статьи Уголовного Кодекса в разряд административных правонарушений. На недавней встрече с председателями судов инициативу одобрил президент России Владимир Путин.

Законопроект, несмотря на либерализм, подвергся критике гражданского общества. Эксперты испугались возможных рецидивов и нарушений прав пострадавших. Однако журналист и член ОНК Ева Меркачева уверена, что этого не произойдет. «Долгое время законы ужесточали, а теперь пытаются смягчить. Поэтому мне кажется, что не нужно противиться этому законопроекту. Нужно, чтобы он был принят наконец, и чтобы триста тысяч человек не получали судимость, а получали возможность исправиться», — говорит она.

Новый законопроект декриминализует побои, угрозу убийства, невыплату алиментов и мелкие хищения. Эти преступления зачастую совершаются неумышленно. Типичный пример — рассказывает Ева Меркачева: человек выпил и с кем-нибудь подрался. «Это же касается и алиментов: сейчас кризис, человек может потерять работу, не находит ее, впадает в глубочайшее состояние депрессии. Он уже становится злостным неплательщиком алиментов и получает судимость», — объясняет она. Еще одна статья — угроза убийством — чаще всего применяется против людей, которые скажут что-то в сердцах. «Я думаю, ничего не произойдет, если мы будет таких людей штрафовать — они будут лучше следить за тем, что болтают», — указывает Меркачева.

Отделаться административным наказанием можно только в первый раз: человеку дают шанс исправиться. Для рецидивистов наказание уже уголовное. От декриминализации выходит выгода и людям, и бюджету — обвиняемых не нужно будет содержать в местах лишения свободы. И это — большой плюс, указывает Ева Меркачева. Если посадить неплательщика алиментов в колонию, то шансы, что он будет платить детям значительную сумму, сильно сокращаются: зарабатывают там очень мало.  Другое дело — если привлечь человека к исправительным или принудительным работам. «В этом случае он будет работать и отчислять всю свою зарплату как раз на погашение задолженности по алиментам», — объясняет правозащитница.

Эксперты не исключают, что за первой волной декримнализации последует вторая. Это произойдет, когда станет ясно, что уровень преступности не увеличился. «И когда будет проводиться вторая декриминализация, нужно будет советоваться с правозащитным сообществом и выбрать такие деяния, которые общественной опасности не представляют», — указала Меркачева.

Для тех, кто все же попал за решетку, тоже планируются послабления. Поправки в закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых», который правозащитники прозвали «законом садистов», теперь перестали быть такими уж садистскими. Скорее — наоборот. Ко второму чтению документ подошел с большими переработками, которые внесли правозащитники. «На сегодняшний день в том варианте, который есть, он нас полностью устраивает. Более того, если его примут в этом варианте, мы будем считать, что заключенные получат некую гарантию, которая будет оберегать их от садистов-тюремщиков», — рассказала Меркачева.

Проект поправок гражданское общество яростно критиковало, и это не удивительно. Документ разрешал сотрудникам ФСИН применять физическую силу и спецсредства к заключенным. Теперь же, по словам правозащитницы, из проекта убрали пункт, который разрешал надзирателям использовать физическую силу, если заключенный нарушал распорядок. Эту позицию критиковали чаще всего, поскольку нарушением распорядка могло стать что угодно — например, плохо заправленная кровать. Кроме того, против контингента теперь нельзя на холоде использовать водометы.

Возможно, запретят сотрудникам ФСИН и включать электрошокеры. «Сейчас, когда человек попадает в СИЗО или в колонию, никто не проверяет его сердечные ритмы. Очень многие поступают уже с болезнями сердца. У многих есть электронные устройства, вживленные в сердце, поэтому любой удар электрошокера означает для них смерть», — объяснила правозащитница необходимость отмены использования этого прибора.

Кроме того, сотрудников ФСИН обяжут фиксировать на камеру случаи с применением спецсредств. Уже сейчас они носят при себе видеорегистраторы — теперь количество камер увеличится. Если видеофиксации не будет, то сотруднику, применившему силу, будет грозить дисциплинарная, а то и уголовная ответственность.

«В местах содержания осужденных не все спокойно — происходят бунты, массовые голодовки, членовредительства. Во всех этих ситуациях сотрудники ФСИН могли бы применять спецсредства, и если бы кто-то погибал, то они бы ответственности не несли. Заключенные бы понимали, что они бесправны. И в этом полном бесправии они бы не бунтовали», — объясняет Меркачева причины появления «закона садистов». Теперь ужесточить порядки на зонах не получится — если законопроект будет принят в том виде, в котором его подготовили правозащитники.

| 02 марта 2016 года среда 22:40 | 0

Поделиться

0 комментариев

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться
Через социальные сети:

Я

Комментарии к видеосюжету на нашем канале YouTube