Общественно-политическая сетевая газета Содействия Доступности Правосудия Российской Федерации

23 июл 2017 года воскресенье

180 лет тюрьмы получили коммерсанты

В последнее время Владимир Владимирович Путин часто говорит о проблемах, которые испытывает бизнес, не выдерживая натиска судебно-следственной системы.

Например, в своем обращении к Федеральному собранию президент сказал: «83% из тех, на кого завели уголовные дела потеряли свой бизнес. То есть их попрессовали, обобрали отпустили».

Однако, в этом сюжете мы хотим рассказать о тех, кого попрессовали, обобрали и… дали 180 лет лишения свободы.

Итак, началось это дело еще в июле 2012 года. Тогда, по всем новостным каналам прошла информация о том, как сотрудники Главного Управления МВД РФ по Центральному Федеральному Округу арестовали банду мошенников — лжеэкстрасенсов, торгующих БАДами и предоставляющих брокерские услуги. Такой вот странный микс! Спецоперация, восемь автобусов ОМОН, обыски с пристрастием в семи офисах, включая офис в «Москва Сити», более 20-ти арестованных. Дальше более двух лет расследования, десять месяцев судебного разбирательства и, наконец, приговор, который также очень подробно освещался в средствах массовой информации. С экранов говорили о похищенных миллионах долларов, о золотых унитазах дома у организатора, заработанных на продаже пластырей от рака…

Но так уж получилось, что на всех до единого заседаниях суда присутствовали инспекторы Службы содействия доступности правосудия (ССДП) и вели аудиозапись всего процесса. Поэтому мы имеем возможность рассказать вам, как же все было на самом деле.

Итак, среди компаний атакованных ОМОНом в июле 2012 года оказалась брокерская фирма «Роял Макс Брокерс». Именно она снимала офис в «Москва Сити» и именно она являлась основной целью этого рейдерского захвата. Ведь несмотря на то, что во всех СМИ говорилось, что в «Роял Макс Брокерс» работают мошенники, которые арестованы, эта компания продолжила свою работу. Полтора года «Роял Макс Брокерс» продолжала работать в том же офисе, с тем же персоналом, под той же вывеской и с тем же названием. Только вот владелец этой компании, Негуляев Максим Владимирович уже сидел в тюрьме, а прибыль от «Роял Макс Брокерс» шла тем, кто ее отнял. И только через полтора года рейдеры сменили-таки название на «Романов капитал», оставив тот же офис и персонал. Ну а чтобы Негуляев сидел в тюрьме, а «Роял Макс Брокерс» при этом не «полоскали», уголовное дело возбудили против еще нескольких компаний, с которыми у Негуляева были те или иные бизнес отношения. Две компании предоставляющие услуги экстрасенсов, две — продающие БАДы и несколько колл — центров, по версии следствия принадлежащих Негуляеву. В общем — то все эти бизнесы можно сделать цивилизованными и легитимными, но также существуют криминальные схемы продаж услуг экстрасенсов и БАДов и по «счастливой случайности» именно эта структура от МВД — «ЦФОшники» занималась крышеванием таких криминальных колл — центров, а майор Кудряшов -главный оперативный сотрудник, курировавший это дело, был главным крышевателем таких компаний. Кудряшов принялся лепить дело, как под копирку перенося свои криминальные схемы на деятельность обвиняемых компаний. По заготовленным Кудряшовым сценариям фабриковались показания потерпевших, свидетелей и обвиняемых. Потерпевших буквально разыскивали и прельщая их деньгами, которые им потом вернут, вынуждали подписывать заготовленные показания. Свидетелей пугали, что посадят. Обвиняемым обещали, что отпустят. Так или иначе обманом и шантажом создавалась база для суда. Старший следователь Чернов, который так же лепил это дело, параллельно занимался вымогательством денег у фигурантов дела и их родственников. По каким-то причинам Кудряшова перевели, Чернова поменяли, а потом ГУ МВД РФ по ЦФО и вовсе было расформировано приказом президента РФ. Недоделанное дело передали в Главное Следственное управление МВД РФ по городу Москве, а оттуда, практически транзитом, оно пошло в суд. Погуляв по инстанциям (возврат в прокуратуру, передача в другой суд), дело попало в Симоновский районный суд города Москвы, где председательствующим явился судья Гуров Андрей Александрович. В суде вся эта сфабрикованность сразу обнажилась и дело начало разваливаться на глазах. Потерпевшие говорили, что подписывали показания не читая, свидетели и обвиняемые говорили, что давали показания под давлением, и те, кто дал нужные обвинению показания, от них отказывались. Казалось бы! Следователи, замутившее это дело, далеко. «Романов Капитал» приносит прибыль, причём тем кому хотели, налицо отсутствие состава преступления и для обвиняемых мог бы насупить счастливый финал. Но не тут то было!

На момент, когда выносился приговор, подсудимые уже отсидели в тюрьме более трех лет каждый. Суммарно все они отсидели более 50 лет. Не могла же СИСТЕМА допустить, что отсидели они несправедливо! Поэтому, ни подсудимые, ни адвокаты не ждали оправдательного приговора. Но ни те, ни другие не ожидали, что Система и лично судья Гуров окажутся ТАКИМИ жестокими.

Дело в том, что для того, чтобы все аресты, столь долгое содержание в СИЗО и другие процессуально-карательные мероприятия проходили «по зеленой», да и вообще, для премий, для звезд и для шума, всем обвиняемым была предъявлена страшная и исключительная статья – двести десятая – совершение преступлений в составе преступного сообщества, а говоря простым, неюридическим языком, их обвинили в создании мафии. И если для обвинения по 159-ой следователи правдами и неправдами, хоть что-то насобирали, то по 210-ой в деле не было ничего. Видимо, в планы следствия и не входило доводить ее до конца, поэтому в обвинении звучали только голословные, взятые из учебника фразы, которые должны присутствовать при обвинении по 210-ой. Но факты, причем даже сфабрикованные, которые были в материалах дела, опровергали наличие 210 статьи. Большинство из фигурантов, даже руководители так называемых структурных подразделений, не знали друг друга. Общего денежного фонда, или по-простому «общака» не было. Да и вообще эта статья создавалась под «воров в законе» и явно криминальные структуры со своими киллерами, «крышами» в силовых структурах и во власти. Здесь же были типичные представители среднего класса. Ни разу не судимые, образованные, интеллигентные. Обычный среднестатистический офисный люд. Руководители, менеджеры, секретари, бухгалтеры, операторы. И у всех семьи и дети. Непонятно, что двигало прокурорами и судьей. То ли они были расстроены, что следователи все отобрали, а им денег никто не занес. То ли это было жертвоприношение СИСТЕМЕ. Но обвинение до конца настаивало на 210-ой, а судья Гуров вынес обвинительный приговор, оставив все обвинения в силе.

А теперь немного занимательной математики. По версии обвинения 21 обвиняемый похитили у 40 потерпевших в составе преступных групп (ст. 159 УК РФ) 7.200.000 рублей. В составе же преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), вся группа из 21 человека суммарно похитила 420 тысяч рублей. Это не ошибка! Действительно, тысяч. Не миллионов. Суммарно все получили 180 лет лишения свободы, 10,5 лет ограничения свободы и 12 100 000 рублей штрафа. 21 семья лишилась своих кормильцев, 20 несовершеннолетних детей надолго разлучились со своими родителями, многие престарелые родители уже не увидят своих детей.

Если говорить персонально – судья раздал сроки от 6 до 15 лет лишения свободы. За что?! За четыреста двадцать тысяч рублей. Самое многочисленное по числу обвиняемых так называемое структурное подразделение, «Линия жизни» состоит из восьми человек. Ущерб, который им инкриминируют в составе преступного сообщества – 12 тысяч рублей! По полторы тысячи на человека. Директору «Линии жизни» Головину Сергею Юрьевичу судья Гуров только по одной 210-й дал 13 лет. Больше чем по году за каждую тысячу рублей. Тысячу!!! Не миллион! И это при том, что новости пестрят сообщениями про украденные миллиарды и отрезанные детские головы.

Дидух Елена Владимировна – мать двоих несовершеннолетних детей, воспитывающая их без мужа получила 7 лет лишения свободы. Проработала в ООО «Диспетчерский центр», занимающийся обработкой звонков 4 месяца. С зарплатой 70 тысяч рублей в месяц. За что двое детей остались сиротами? За 280 тысяч рублей? Да еще если учесть, чт к семи годам судья Гуров добавил штраф в 1 миллион рублей.

Гаргалык Михаил – вдовец, один воспитывавший трех несовершеннолетних детей, проработал две недели оператором на телефоне. Получил 6 лет. Дети уже почти 4 года живут с родителями Михаила, но сейчас состояние их здоровья настолько тяжело, что детям есть большая вероятность оказаться в приюте. Таких историй в этом деле много. За что? За что судья Гуров устроил самый настоящий геноцид?! Почему из-за какой-то дымовой завесы, устроенной, чтобы скрыть обычный рейдерский захват пострадало такое количество людей?! Людей, далеких от криминала?! И почему за 12 тысяч рублей к этим людям применили 210-ю статью? Статью, которая предусматривает преступления, подрывающие основы безопасности государства?! Или судья Гуров считает Россию настолько слабым государством, что его безопасность можно подорвать 12-ю тысячами рублей?! Мы очень надеемся, что когда-нибудь судье Гурову придется ответить на эти вопросы, т.к. геноцид собственного народа преступление особо тяжкое.

Однако в этой статье мы хотим ответить еще на один вопрос: Как он это сделал? С первых же заседаний судья Гуров как будто пересел в кресло обвинителя. Судебное разбирательство длилось десять месяцев, поэтому если рассказывать обо всех его нарушениях получился бы целый сериал. Покажем, например, как проводилось опознание. Согласно ст. 193 УПК РФ «… лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним». «… если опознающий указал на одно из предъявленных лиц, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данное лицо. Наводящие вопросы недопустимы». Это по закону. А вот как проводил опознание судья Гуров.

В начале допроса свидетелю предлагалось опознать обвиняемых. Свидетель не опознавал никого, или не опознавал нужных обвинению подсудимых. Пока все законно. Но тут прокуратура спрашивала, знает ли свидетель такого то человека, называя фамилию, имя, отчество. Свидетель говорил «нет». Обвинение просило судью поднять этого подсудимого и спрашивало: «Теперь узнаете?». После того, как подсудимые перестали исполнять неправомерные требования судьи и перестали вставать для незаконного опознания, прокурор по указанию судьи Гурова стал подводить свидетелей к месту расположения подсудимых, называть их фамилию, имя, отчество и спрашивать: «Узнаете его?». Более того, когда адвокаты разъясняли своим подсудимым неправомерность требования судьи, Гуров А.А. выносил адвокатам замечания с занесением в протокол, мотивируя это попыткой срыва заседания.

В статье 17 УПК РФ, которая относится к основополагающим, говорится, что «…судья…оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью». В общем-то, эта статья могла бы быть лазейкой для бессовестного судьи. Если бы в ней не говорилось про закон! Но с законом, как выяснилось, судья Гуров обходится так же легко, как и с совестью.

Как уже говорилось, ССДП посетила все заседания этого процесса, записав их на аудионосители. Первый раз мы удивились, слушая приговор. Больше половины приговора в качестве доказательств прозвучало то, что на суде не исследовалось. Второй раз удивились, когда адвокаты показали нам протоколы судебных заседаний. Недаром появились они через четыре месяца после оглашения приговора и более чем через год после первых заседаний, хотя согласно ст. 259 УПК РФ.должны быть предоставлены в течение 3-х суток. Судье Гурову пришлось провести титаническую работу по фальсификации того, что происходило в суде.

Изучая протоколы и сравнивая их с аудиозаписями процесса, можно с уверенностью сказать, что судья Гуров вел аудио протоколирование заседаний. Дело в том, что некоторые, весьма длительные промежутки заседаний, воспроизведены дословно, со всеми речевыми оборотами, междометиями и словами-паразитами. Наверняка в этих случаях секретарь использовала программное обеспечение, переводящее аудиозаписи в текст. Однако такая технология была недопустима для судьи Гурова, так как в таких протоколах была бы отражена ПРАВДА, ИСТИНА. И на что бы он тогда опирался в своем приговоре?!

Поэтому, когда происходящее в суде было нейтрально или выгодно стороне обвинения – использовался прямой перевод аудио в текст. Как только происходило что-то невыгодное обвинению, начинались правки. Где-то судья удалял несколько слов или фраз, менял смысл, а где-то не отражал даже длительные периоды заседаний, даже такие значимые как подачи и рассмотрения ходатайств. «Причесывал» речи прокуратуры, дополняя их, и наполняя юридической грамотностью. Обессмысливал и превращал в бред речи стороны защиты. Где-то добавлял то, чего не было, естественно в пользу обвинения, а где-то просто изменял события в диаметральную противоположность, заменяя «ДА» на «НЕТ» и наоборот. Все эти факты ждут своего рассмотрения путем сравнения аудиозаписей с протоколами, составленными и подписанными судьей Гуровым, однако один очевидный момент мы покажем здесь же.

Как мы уже говорили, большая часть приговора – 59%, состоит из материалов обвинения, которые на суде не исследовались, а значит и не могли попасть в приговор. С учетом того, насколько тяжелым для обвиняемых оказался этот приговор, такое деяние судьи вполне могло бы квалифицироваться как уголовное преступление. Понимая это, судья Гуров в протоколе судебного заседания от 17 марта 2015 года указывает, как будто он зачитывал эти материалы. Эти и другие. И если просуммировать количество зачитанных им в тот день страниц (согласно его же протоколу) – получается больше трех с половиной тысяч страниц. 1000 страниц приговора судья зачитывал четыре дня, чуть не потеряв голос, а тут 3,5 тысячи за день?! Вот такую оплошность допустил судья Гуров! Видимо уверенность в безнаказанности совсем лишила его бдительности.

И еще обо одном. В самом начале сюжета мы упомянули о золотых унитазах и «пластырях от рака», обязательно упоминаемых во всех СМИ при освещении этого дела. Так вот! Ни золотых унитазов, ни пластырей от рака не было! Ни в действительности, ни в материалах дела, ни в судебном разбирательстве. Так откуда же это взялось?! Ответ очевиден! Все та же тактика дымовой завесы. Только если в начале занавешивали преступления следователей – рейдерский захват, то сейчас задымляют преступления судьи Гурова – судьи, на ровном месте, устроившего самую настоящую кровавую бойню и геноцид.

В ближайшее время должно состояться рассмотрение этого дела в апелляционной инстанции – Московском городском суде. Несмотря на то, что у стороны зашиты есть все доказательства того, что приговор сфабрикован, а протоколы судебных заседаний сфальсифицированы, вряд ли им это поможет. Ведь с точки зрения Закона аудиозаписи, произведенные общественной организацией, не будут являться легитимными. Легитимными, как это ни смешно, могут быть только аудиозаписи, утвержденные или произведенные самим судьей Гуровым. А он таковые, естественно, уничтожил. Поэтому, если никто не возьмется за расследование этих фальсификаций, все останется на своих местах: судья Гуров продолжит свое движение по карьерной лестнице, несмотря на совершенные преступления, а невиновные люди будут гнить в лагерях.

В заключение хотелось бы сказать, что это уголовное дело – не исключение. Подобных примеров – тысячи, десятки тысяч. Такие вот гуровы губят десятки, сотни тысяч судеб, оставаясь при этом безнаказанными. А ведь решение этой проблемы на поверхности! На дворе XXIвек и все суды давно уже оснащены звукозаписывающими устройствами. Нужно всего лишь вменить судьям в обязанность вести аудио протоколы судебных заседаний. И да восторжествует правосудие!!!

| 26 марта 2016 года суббота 12:45 | 0

Поделиться

0 комментариев

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться
Через социальные сети:

Я

Комментарии к видеосюжету на нашем канале YouTube