Общественно-политическая сетевая газета Содействия Доступности Правосудия Российской Федерации

17 окт 2017 года вторник

«Богу - богово, кесарю - кесарево»: жители Лосиноостровского выступили за парк без храма

Парк «Торфянка» — небольшой участок земли возле станции метро Бабушкинская. Большинство жителей Москвы про него бы никогда и не узнали, если бы здесь не развернулась нешуточная борьба. После того, как летом 2015 года здесь начали было строить храм, местные жители разделились на два лагеря. Одни — за церковь, другие — против. Противники строительства уже восемь месяцев круглосуточно дежурят возле огороженной площадки, которая была отдана в аренду РПЦ.

 “Местные жители не против храма, но мы не хотим его строить в парке. Мы здесь гуляем с детьми, мы здесь отдыхаем. Это воздух, которым мы дышим, а у нас его отнимают. Мы хотим гулять в парке, мы не хотим гулять на территории храма. А в храм мы хотим ходить отдельно”, — объясняет местная жительница Анастасия.

Не все согласны с такой позицией. 13 февраля в парке прошел митинг сторонников строительства храма. Его организовали “Союз православных граждан”, “Ассоциация православных экспертов” и движение “Сорок сороков”. Глава “Ассоциации православных экспертов” Кирилл Фролов пришел на митинг прямо с больничной койки — только-только перенёс инсульт. Он уверен, что строительству храма мешают происки США: “Их план — лишить нас веры, исторической памяти, поэтому мы будем стоять до конца. Те, кто против — это не местные жители. Местные жители здесь, за нас. Там — майданщики и сторонники “Яблока”.

«Яблочники» в числе протестующих, и правда, есть. Глава столичной приемной партии «Яблоко» Антон Антонов-Овсеенко стоит среди людей с зелеными лентами. Это противники строительства храма, и их здесь около трех сотен. “В парке Торфянка, который официально называется парком “Изумрудный”, в прошлом году было выделено место под строительство православного храма. Жители об этом не знали. А когда строительство реально началось, жители вышли на улицу и спросили: “Что здесь происходит?”, им объявили: “Здесь происходит строительство храма, и вы все за”. Вот с этого все и началось”, — рассказывает Антонов-Овсеенко.

 Митингующих за храм — около двух сотен. Среди них — казаки. Они держат хоругви с ликом Христа и плакаты с изображением президента Владимира Путина. “Здесь каждый высказывает свою точку зрения. Кто-то считает, что здесь храм не нужен. Кто-то считает, нужен. Вот, люди разбираются. Разбираться люди должны мирным путем. А решаться это должно представителями власти и за столом переговоров. Каждый должен представить доказательство своих слов и компетентные органы примут решение”, — говорит казак Николай Владимирович.

Примечательно, что компетентные органы решение уже приняли. После протестов в октябре 2015 года, мэрия Москвы отказалась от строительства, утвердив другое место: Анадырский проезд, д. 8. Это примерно в 10 минутах ходьбы от Торфянки. Там уже начали возводить храм, однако этот участок пока — не в аренде РПЦ. Чтобы получить его, церковь должна отказаться от строительства на Торфянке. Но с этим православные активисты не спешат.

Храм должен быть в каждом дворе, считает Кирилл Фролов. “Храм необходим в каждом районе — так же, как школа и поликлиника. Говорят, что храм будет мешать парку. Но храм — это не только не помеха, это лучшее украшение. У храма будет разбит еще больший сад, никакие деревья спилены не будут. Храм — это центр духовной жизни и здорового образа жизни”, — говорит он.

Сторонники строительства неохотно дают комментарии журналистам. Кто-то оказывается это делать без благословения батюшки, другие просто боятся камеры. Под видеозапись не стал общаться и сам священник. После разговора с митингующими выясняется, что протест уже вылился за рамки одного района.

 “Я не здесь живу. Мы приехали, чтобы поддержать людей, которые здесь живут, которые хотят, здесь был храм”, — говорит нам одна из митингующих. Она не понимает тех, кто против строительства: “Это же не мусульманскую мечеть строят, а свой храм!”.

В стане противников храма — тоже не только местные жители. Поддержать протест приехали дальнобойщики, которые стоят лагерем в Химках. С нами пообщался дальнобойщик Алексей из Костромы: “Людей лишают единственного места, где они могут погулять с детьми, отдохнуть. И так парк, в общем-то, небольшой, если начнется застройка, его просто уничтожат полностью. Мы уже просто общались с активистами, разговаривали. Сегодня узнали, что тут такой вот кипеш — приехали поддержать”.

Кипеш, о котором говорит Алексей, произошел ночью. Аккурат перед митингом активисты движения “Сорок сороков” попытались пронести на огороженную площадку деревянный сруб.

 “Без двадцати четыре мы услышали шум и увидели, как по газону едут фуры, а через забор прыгают люди в масках, на ходу натягивая зеленые жилеты. Мы сразу милицию вызвали и своих стали обзванивать. Мы перегородили машинами фуры эти, полиция приехала и не дала им уехать”, — рассказала местная жительница Елена.

 Анастасия проснулась ночью от СМС-сообщения и сразу же поспешила в парк. “Я приезжаю сюда — стоят две фуры. Человек тридцать — сорок выгружают бревна под строительство этой маленькой часовни. Они встали по периметру, нас туда не пускают, естественно. Мы начали бросаться на забор. Эти товарищи начали нас отпихивать — то есть, руками нас достаточно сильно били, не в лицо, правда, а в бока. После чего, когда мы активно уже начали тянуть забор, они начали брызгать баллончиком”, — рассказала она. Женщина сама пострадала, и ей пришлось вызывать скорую.

После инцидента были задержаны несколько человек — в том числе и глава движения “Сорок сороков” Александр Кармухин. В понедельник, 15 февраля, суд отпустил активистов. Не исключено, что теперь противостояние продолжится. “Собственно, никто не обсуждает полезность православия, духовность человеческую. Не об этом же речь. Речь, собственно говоря, о том, что православие “кармухинцы” вот эти вот из движения “Сорок сороков” используют как средство для заработка денег”, — возмущается Антон Антонов-Овсеенко.

 Он добавляет: “Известно, что у Кармухина, лидера движения “Сорок сороков”, бизнес на ассенизации и озеленении строящихся храмов на территории Москвы. Его интерес — исключительно коммерческий. В чем, собственно, нет никакого преступления. Условное преступление, как я его себе представляю — состоит в том, чтобы цинично пользоваться верой для заработка денег. Поэтому мы здесь были, будем с жителями до конца. До тех пор, пока крест, забор не перенесут с почетом на новое место стройки”.

| 17 февраля 2016 года среда 14:28 | 0

Тэги: РПЦ
Поделиться

0 комментариев

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться
Через социальные сети:

Я

Комментарии к видеосюжету на нашем канале YouTube